Друг, которого ещё не знаешь

Иф’Неш

Редко кто может похвастаться такой насыщенной жизнью, как Иф’Неш с Агхейна. Изначально простой боец, как и все, но часто попадающий в разные передряги и выбирающийся из них живой и невредимый, за что получал разные прозвища, в основном касающиеся его везения. «Удачливый таракан» — ни разу не оскорбление для неунывающего и не способного усидеть на месте Иф’Неша. Сколько ему лет никто не знает, даже он сам. Считать дожди как на полуострове, или эры, как в новом Эп-Райме, он не считал необходимым. Но перед тем как войти в состав Акта, у Иф’Неша прошла вторая линька, а это значит, что на тот момент ему примерно сорок лет. Крепкий возраст и насыщенная военная жизнь не сказались на его характере и качествах; Иф’неш всё так же энергичен, работоспособен с быстрыми и живыми движениями, с быстрой манерой речи, с насыщенной и богатой мимикой, по-прежнему стремится к частой смене впечатлений, легко и быстро отзывается на окружающие события и жутко, порой до раздражения, общителен. Выразительный, но иногда и непостоянный. Порой кажется, что кинь его в гущу локусов, он и с ними найдёт общий язык, на зависть некоторым.

 

«Кавиан. Альфа»

 

Иф’Неш — ребёнок от союза целительницы и простого рабочего. Будучи особями преклонного возраста, они умерли до того, как Иф’Неш достиг сознательности, своих родных братьев и сестёр он не знал, что, впрочем, было нормальным явлением в Агхейне. Пройдя базовую подготовку, вошёл в состав роя где из-за постоянной войны с локусами быстро взрослел и набирался опыта. Мелькающий то здесь, то там, молодой боец пытался сделать как можно больше, при этом Иф’Неш не гнался за признанием и похвалой, а просто делал то, что хорошо умел. Локусы он косил отменно, а из-за своего вечного неунывающего характера, даже в казалось безвыходных и суровых боях, он становился настоящим «талисманом» для каждой боевой группы в которую попадал. Хороший боец на передовой и душа компании в мирной жизни, порой заносчивый и вредный хитрец, любые недруги быстро становились друзьями. Пытался пристроить крылья к новоявленной королеве Нэйтре, да не обратила она на него внимания из-за слишком его низкого положения, однажды даже выхватил по лицу от нового командира роя — Аг’Тэса — за грубое нарушение дисциплины. С возрастом ума у кавианца прибавилось порядком, как и опыта, но характер остался всё таким же. Все, кто знает и знал Иф’Неша никогда не скажут о нём что-то в духе — «нормальный парень» — да пожмут при этом плечами. Известен также своей глупой храбростью за что получал приличные увечья и даже потерял одну сяжку, заработав прозвище «одноус». После очередной битвы слёг с локрой, но к счастью, победил болезнь и быстро пришёл в форму.

 

«Кавиан. Бета»

 

Иф’Неш был очень популярен среди женщин, однако кажущаяся ветреность предостерегала многих партнёрш от серьёзных отношений. Отсутствие пары было также виной и самого кавианца из-за собственного непостоянства во вкусах и завышенных требованиях. Но со временем это перестало быть проблемой, так как с началом усиленного роста закончилась относительно нормальная жизнь в Агхейне. Началась бесконечная пора лишений и ожесточённой борьбы, в которой Иф’Неш, впрочем, как и все, старались делать всё что могли и шли на большие жертвы, чтобы выиграть время и помочь Нэйтре успеть переселиться ближе к берегу и укрепиться там. Иф’Неш в своей манере оказался в гуще битвы и в очередном бою удача от него отвернулась — он получил серьёзное увечье; сеть локусов защемила воину руки, сломав их в районе кистей. На очень долгое время выбыл из числа боеспособных особей, но всё равно продолжал морально поддерживать братьев и сестёр, особенно после трагической для всего Агхейна гибели королевы Нэйтры.

 

Не дождавшись полного восстановления, Иф’Неш с больными руками вооружился кеноа и старался помочь братьям безуспешно задержать первый дикий рост. Именно во время выживания на полосе берега «одноус» начал проявлять лидерские качества, а оригинальный подход помогал решать пока только раздражающие проблемы бытового характера. Но Иф’Неша мало кто воспринимал всерьёз, слишком плотно засела у агхейнев память о его своеобразности и плохом понимании дисциплины, но сам кавианец об этом совсем не переживал, даже наоборот, его энергичный, чрезмерно «живой» характер только укреплял подобные догадки. За всеми, весьма положительными свойствами, способные поднять моральный дух даже в ужасное время, скрывался по-настоящему опытный боец, а главное — особь с нестандартным мышлением, которое отмечали и сами бойцы под его командованием.

Сумел пережить последнюю оборону Агхейна и благополучно добраться до полуострова.

 

«Кавиан. Гамма»

 

Прибывшие на полуостров Агхейнцы начали осваиваться в пределах семьи Агма, уже тогда называемой Эп-Райм. Иф’Неш ловко адаптировался к новой обстановке и сдружился с местными, тем самым подавая пример дружелюбия всем остальным. Мощный толчок к установке крепких отношений с гостями послужил снятый запрет поцелуи. Иф’Неш по-прежнему не гнался за серьёзными отношениями, предпочитая практиковать Ун-сау — поцелуй без зачатия.

Тем временем в планах кавианки Нэ’Тус, которая в то время очень быстро завоёвывала популярность среди боевого роя, было немедленное создание мощного атакующего кулака, чтобы отбросить локусовый лес от перешейка. Аг’Тэсу было поручено разработать долгосрочную стратегию. Спасённые кавианцы с Агхейна вскрыли ядовитую правду о том, что Нэ’Тус намерено тянула со спасением побережья, чтобы пользуясь их опытом, проявить саму себя перед роем и добиться власти. Именно эта ложь привела к расколу, но королевская верхушка была уверенна, что Нэ’Тус погубит её же ложь. Иф’Неш, оказавшийся со своими братьями и сёстрами в очаге этих разногласий решил для себя, что какая-бы Нэ’Тус ни была, она даровала спасение и обещала снова сделать из жалких остатков некогда огромнейшей семьи боеспособный рой. Обещание она выполнила и дальнейшие перипетии между королевскими дочкой и матерью были мало кому интересны. Иф’Нешу хватало того что он сыт, здоров и с новым видом оружия — секатором — может заниматься своим любимым истреблением корней.

Благодаря новому оружию, накопленному опыту, увеличению боевого роя, смене тактики и общему настрою уничтожать лес, а также благодаря опытному ведущему — Аг’Тэсу — победоносное шествие по локусовому лесу продолжалось два года, после чего атакующий потенциал роя упёрся в выросшее давление леса. Всё это время Иф’Неш храбро сражался на передовой, получив в конце концов под своё крыло небольшую боевую группу на самом краю фронта. Отличиться же кавианец сумел как раз вовремя оборонной стратегии, когда гибкость его действий помогали ловко останавливать растущие пилоны. Есть мнение, что новое место на более тяжёлом участке Иф’Неш получил ни сколько из-за своего опыта, сколько из-за тщательно скрываемых отношений с Тэк’Тус, помощницей Аг’Тэса. Вполне вероятно харизматичный кавианец мог пристроить крылья к этой женщине, которая была известна своей симпатии к Главному Ведущему, почти не получая такого же отношения в ответ.

Как бы то ни было, Иф’Неш стал ведущим большой боевой группы, с трудом пережил атаку Итрилла и дикий рост. Во время боя получил сильный ожог лица кислотой, временно потерял зрение и выбыл строя. Излечившись, вернулся к своей группе аккурат к возвращению Ба’Хта, сразу получившего символ Главного Ведущего от королевы. Новый командир начинает формировать Акт — военный совет — и никто даже в пьяном бреду не мог подумать, что именно одноусый хитрец войдёт в его состав. Сыграло ли тут знакомство с Тэк’Тус — неизвестно, но Иф’Неш сам не ожидал такого предложения. Не понадобилось много времени чтобы доказать свою пользу; ему вверили резервы роя насхов для обороны прорываемых локусами участков и со своей задачи Неш справлялся прекрасно. Тем не менее, остальные ведущие с осторожностью воспринимают кавианца, потому что даже на таком высоком посту Иф’Неш не лишился неуместного ребячества. Зато мораль боевого роя всегда на высоте.